“Аккермания” — Что это за зверь? Fashion,Анонсы,Кино,Культура,Новости

 

Многие задаются вопросом: «Что это за новый термин?»  Запустил его молодой и дерзкий писатель — публицист Василий Аккерман.  Так кто же такой Василий Аккерман?  Кто он — новый поэт современник?  Вася не боится выражать свои мысли, не лезет за словом в карман. Говорит грубо и открыто, на различные темы.    

    Его прямолинейность и самоуверенность немного  пугает и завораживает.  Брутальный и немного расхлябанный образ гламурного столичного гуляки привлекает все больше и больше читателей.  Его статьи, блоги в Instagram (@akkermanvasya) и на Youtube собирают множество лайков. А на хейтеров, феминисток, и прочих недовольных ему плевать. 

         Вот так термин Аккермания стал набирать популярность, а вместе с ним и 28 —    летний публицист Василий Аккерман!

      Нашей редакции удалось встретиться и поговорить с  Васей о том, с чего все началось, как он стал публицистом, хотя и получил образование кинорежиссера в Лондоне.  Обсудили его блоги: «Блог без ху***и», «Падре Аккерман», «Искусство без ху****и». Послушали стихи: «Стихи на двоих», для чтения которых пригласил популярных актрис: Полину Максимову, Екатерину Шпицу, Лукерью Ильяшенко, Марию Шумакову и других. Вспомнили его первое совместное выступление с Полиной Максимовой на «Беспринцыпных чтениях», порассуждали  о творческих планах и проектах на ближайшее будущее.

 Копия akkerman_platon13944

Как ты оцениваешь свое выступление на “Беспринцыпных чтениях”?

   Мне достаточно  сложно оценить,  потому что  я вообще не помню, что произошло. Сейчас написали несколько человек в Инстаграме. Все врут, что неплохо (Смеется). Я первый раз выступал перед таким количеством людей.

Было ли у тебя волнение  или страх перед выступлением?

    Волнение есть всегда, когда выступаешь перед публикой.  Самые сложные — полчаса в начале и в конце выступления. Это самое приятное и неприятное время, которое длится вечность.

    Я впервые выступал не один, а с Полиной Максимовой. Когда нам сказали: “ Выходите!”, мы вышли, встали, потанцевали на сцене за кулисами, расслабились и начали выступать. Я никогда не помню первые 10-15 минут, когда бы я не выступал. Не помню, что происходит у меня в голове в ту самую минуту, оно как — то само летит.

У тебя есть  какой-то способ борьбы с волнением?

    Нет, а зачем с ним бороться? Это как скорость в автомобиле. В тот момент, когда ты едешь очень быстро, дико быстро, ты фокусируешься на дороге. И это очень редкий момент, когда ты здесь и сейчас, а не где — то в мечтах о будущем, а именно здесь, перед дорогой. Так же и на сцене, ты ощущаешь себя здесь и сейчас, смотришь на свои руки и ощущаешь себя в пространстве.

Ты ощущал дрожь в руках в момент выступления?

        Нет, слышал, как стучит мое сердце.  Думал, как встать подальше от микрофона, чтобы никто не услышал.

     Волнение – это хаос и его надо принять. Я изучал этот момент в психологии. Наш организм подстраивается под ситуацию. Когда мы с вами сидим, я выбираю определенную позицию, а когда сидит 1000 человек, организм начинает метаться, чтобы подстроиться под всех. Просто в этот момент надо расслабиться и быть собой. Когда я выступаю один,      стараюсь всегда начинать с самых жестких текстов

Ты не так давно начал выступать в роли публициста, года три. За это время у тебя скопилось большое количество читателей, это в основном женщины. Или как ты их называешь «Бабы». Почему именно эту тему ты затрагиваешь в своих выступлениях?

    Нет, не много, если смотреть по Инстаграму, то 45 000 где – то, а так 82%  читателей, которые у меня есть в соц. сетях и те, кто приходят на мои вступления — женщины. Почему именно это тема? Не знаю, я не пытаюсь никого оскорбить, подтрунивая над «Бабами». Просто кому-то нравится футбол, кому-то играть в «Танчики». А мне женщины. У каждого свои интересы.

Сейчас можно сказать, что ты на пике популярности?

   Я не могу сказать, что 45 000 подписчиков — это пик популярности.  Я, конечно, не претендую на успех Джастина Бибера (Смеется).

Три года назад в писательстве ты начинал практически с нуля. Как ты к этому пришел? Было ли это переосмысление каких — то ценностей или просто нашел себя в писательстве?

    Три года назад меня все слали на х**. Я начинал пописывать всякие стишки еще 10 лет назад.  А изначально я пришел в Сноб и мне предложили сначала видео стихи, потом дали блог. А одна знакомая предложила попробовать написать прозу. И я задумался: о чем я могу написать, мне всего 25 лет. В Снобе пишут всякие ученые, писатели, бизнесмены – «Ну ты попробуй написать, о чем знаешь».

И о чем ты начал писать?

Я спросил, можно ли писать о сексе? – «Почему бы и нет». Тема мне близка. И я решил попробовать. (Смеется)  Так я написал свой первый текст, заснул и забыл о нем. А через два дня его опубликовали. Я проснулся (после страшной попойки) от пиликанья телефона, была куча пропущенных звонков, думал меня потеряли. Даже написали и позвонили те люди, которые лет 10-20 не писали и не звонили.

  Я в своей статье разнес всех, была куча негативных отзывов. Типа: «этот му***к знает лучше, как вам всем жить». Я решил попробовать написать еще. Хотя Вася Быков мне уже тогда сказал, что я могу забыть о глянце, и о «печатке». – «Они в жизни тебя не возьмут». И мне  стопками стали приходить отказы.

Почему? Не проходило по цензуре?

   Потому что слишком жестко, а я молодой, дерзкий.  На тот момент все были в розовой романтике. Всякие котики и прочие сопли. Мне прям писали: “Бездарь! И вообще забудь об этом”!

Как ты выкрутился из этой ситуации?

Я подумал, что у меня есть интернет. Если бы это  было  10 лет назад, то я бы подумал — подумал и уехал бы к себе назад в Питер, устроился бы в офис. Но у меня есть интернет, давай — ка я попробую. И буквально через 2 года все эти глянцы позвонили мне сами.

Если бы это все не сработало, ты бы уехал и перестал заниматься писательством?

   Честно сказать, я не знаю. Если бы я мог работать на заводе, или уйти в офис, то ушел бы.

Почему? У тебя нет привязанности к графику, не надо к 8 часам ехать через всю Москву по пробкам, надевать костюм, писать отчеты, ходить на совещания и выполнять кучу рутинной работы.

    Потому что если вы можете не писать, а  умеете заниматься каким-то то другим делом, занимайтесь. Стройте карьеру. Я больше ничего не умею. Да, я не завишу от графика, а завишу от вдохновения. Оно пришло сегодня — я пишу. А завтра его может и не быть. И дело совсем не в таланте. 

   Если бы мне сказали тогда три года назад: «Ты такой молодец и у тебя все получится», — мы бы с вами сейчас не разговаривали.

Получается тогда ты  не поверил, что это возможно?

   Я бы этого не проверил, потому что три года назад мне все говорили, что это невозможно.

Они тебя подстегнули добиться такого успеха?

    Нет, они сделали это не специально, просто хотели меня утопить. И когда мне говорят, что это невозможно, то во мне просыпается какой — то интерес. Просыпается дух противостояния. Если честно, я не знаю, чем бы занимался тогда. Я просто не знаю чем еще заниматься,  кроме как творить.

Как вариант — уйти в кино?

   Да, я изначально и приехал заниматься кино. Мне предлагали снимать клипы. Я занимался разным, я и в офисе работал, пробовал, экспериментировал.

Но нашел ты себя именно в публицистике? Или просто ты оказался в нужное время и в нужном месте?

  Нет, я как раз оказался не в нужном месте и не в нужное время (Смеется). 

Я и сейчас до сих пор не уверен, что у меня это хорошо получается. Да, спустя три года, когда на меня стали сыпаться килограммы лайков и каждый второй стал петь дифирамбы, только тогда стало казаться, что у меня что-то получается. Сейчас я стараюсь научиться любить свои тексты.

Ты их не любишь, почему?

Вы не замечали, что я очень быстро читаю.

Да, замечала, с чем это связано?

Я стараюсь это быстрее закончить, так как кажется, что никому не интересно.

Было бы не интересно, люди не слушали и не читали…

    Это единственная причина, по которой я читаю так быстро. В голове у меня сложилось, что чем быстрее я прочитаю, тем люди быстрее перестанут слушать эту «нудятину».

Оказывается ты очень самокритично относишься к себе и к своим текстам… Ты сам не оцениваешь свои работы?

    Я когда пишу свои тексты, то не могу понять: говно ли это или можно слушать и читать.  Я могу оценить свою работу спустя полгода, после того, как написал и забыл. А потом она мне случайно попадается. И то я звоню маме, спрашиваю был ли у меня такой текст. — Да все нормально, это твой текст.

Как твои родители относятся к твоему творчеству? К грубым нецензурным выражением, к остро социальным темам. Не было такого, что твоя мама или  твои родные позвонили и высказали свое негативное отношение?

   Моя мама в 60 лет сделала первую татуировку. (Смеется) Нет, мама у меня очень начитанная и с очень хорошим вкусом литературы, кино.

Она тебя не критикует?

Конечно, она как бы критикует. Я как бы замечательный и лучший, но либо написал говно, либо это можно читать.

Грубо говоря,  она может тебе позвонить и сказать: « Что это за х***я, которую ты написал?»

   Да, да именно это она может сделать, именно так и сказать: «Что за х***ю я написал». (Смеется) А вообще, моя мама за меня.

А остальные родственники как относятся? Был  ли  шквал критики с их стороны?

   У меня папа достаточно консервативен.

Было такое, что тебе позвонили и сказали: «Убери это, не позорь нас»?

    Нет, такого не было. Мне нельзя так просто позвонить и сказать: “Убери это! (Улыбается). Высказать – да, могут. 

    Вот вы спрашивали, много ли у меня хейтеров? Да, они есть, ну мне честно говоря, плевать, что они там думают. У меня свой маленький театр.

Театр одного актера?

   Да, одного актера. (Смеется) В который я кого — то вкрапливаю. Ну вы же сами все понимаете. Прекрасно понимаете, о чем я говорю! (Смеется) 

IMG_1423

У тебя режиссерское образование. Сложилось ли у тебя с кинематографом? Я читала в одном из интервью, что ты не смог собрать достойную команду.

     Да, было дело. Что значит сложилось или не сложилось? Мне 28 лет.  Так получилось, что я закончил режиссуру, а чисто случайно выстрелил в писательстве. 

      Не вижу проблему вернуться в кинематограф, считаю, что кино лучше снимать после 30 лет. У меня нет сомнений, что я войду в кинематограф. Недавно посмотрел фильм « Лето»  Кирилла Серебренникова. Этот фильм про Цоя.

Можно ли Цоя назвать твоим кумиром?

   У меня нет кумиров, но Цой определенно сделал свой вклад в становление меня, как личности. Мой папа не хотел, чтобы я был творческим чуваком. Он видел меня в банковской сфере или в бизнесе. Из-за Цоя я начал играть на гитаре. Он своим настроем меня вдохновляет. И для меня было важно посмотреть этот фильм. Серебренников очень круто снял эту непростую тему.  Он взялся и не подвел. Все деньги, которые были выделены, все пошли в фильм, ничего не украли и не попилили. Вот в такое кино я готов вписываться.

Если я правильно поняла, ты хочешь снять свой фильм?

   Да, думаю, что не один. Моя мама говорит, что пишу я так себе, а снимаю неплохо. (Смеется)

Есть ли у тебя сценарий?

    Да, у меня есть уже готовый сценарий полнометражного фильма. Это началось тогда, когда я начал писать публицистику. Тогда и написал свой первый сценарий.

Если есть уже готовый сценарий, что помешало в поиске команды? Что-то не сложилось с актерами, режиссером или не смог найти продюсера?

     Нет, дело не в команде, а в продюсинге. У меня есть второе образование “продюсер кино и тв”. Я не хочу заниматься продюсингом. Мне не нравится заниматься всей этой организацией. Мне ближе работать с актерами и творческой командой, а не распределением бабла, графиком и бумажками.

Как режиссеру?

   Да, именно, как режиссеру. Но я принципиально не хочу заниматься продюсингом.

Так есть же специальные люди для этого.

   Я тоже так думал. (Смеется) Они безусловно есть, но я пока такого человека не встретил. Не нашел своего человека.  Вот к примеру недавно я встретился с Полиной Максимовой. 

Да, она снимается во многих фильмах и сериалах.

   Нет, дело не в этом. К тому, что мы встретились, и я понял: с ней выйду на сцену, прочитаю стихи. Вот это мой человек.

Ты же много с кем читаешь стихи. У тебя целый блог, посвященный стихам на  Youtube.

   Да, но одно дело читать на экране, а другое на сцене. Мы пробуем с разными людьми.

Много их было?

  Да, много. Есть несколько человек, схожих со мной по энергетике. Но прочитал стихи на сцене только с Полиной.

По какому принципу подбираются актрисы на роль чтецов?  Когда смотришь  видео со стихами на Youtube, у зрителя складывается ощущение, что именно этот стих или монолог был написан под того, кто читает. Уж больно гармонично они смотрятся.

    Ничего по этому поводу сказать не могу. Наверно какая — то удача. Не знаю. Я скажу так, что – то писалось просто. Что – то, правильно замечено, про какого-то человека.

Сегодня ты читал на сцене стихи с Полиной Максимовой.  Мне показалось, что строчки стихов попали прямо в точку. Будто бы все прочитанное было написано про нее.

  Это так задумано или же стихи специально писались под образ Полины?  Или это ее превосходное воплощение в роль, как актрисы?

   Нет, я не знал, что это будет она. Я писал этот стих не под нее. Но когда она прочитала эти строчки, то сказала, что это прямо ее! 

В этом случае как раз совпал текст с чтецом! И на видео и на сцене было видно. Сыграно очень хорошо!

Да, да, так и есть! Полина молодец.

Как это происходит? Симбиоз текста и исполнителя?

   Я не знаю, когда пишешь стихи, никак не происходит. Даже из серии того, что меня волнует. Просто ты садишься и пишешь, а потом читаешь сам. Нет такого  процесса, что ты садишься и намеренно пишешь о чем — то.

Это получается не намеренно?

    Нет, конечно. Это вообще было написано полгода назад. Я еще тогда не знал Полину и уж тем более не думал, что она будет читать эти стихи. Просто ей это близко, поэтому она и прочитала.

    Оба стихотворения, которые были в Инстаграм просто легли на нее и она это почувствовала. Она говорит, эти строчки про нее. 

    И так вот со многими произошло. С некоторыми было иначе. Я встретил человека, посмотрел, почувствовал его личный конфликт и написал. 

Было такое, что стихи не подходили?

   Да, было такое, что я написал, а многие не могли прочесть. Говорили, не могу читать, потому что это слишком про меня.

И отказывались?

   Да. К примеру, мне муж не разрешит. Это прямо про нас и не так поймут!  Да, стихи они такие! Я не могу сказать, что я прям пишу стихи. 

В каком жанре ты пишешь?

   Честно скажу, я пишу текст. Потом уже продюсеры и все остальные начинают на что-то делить.  Я не публицист. Всему меня буквально за год научил Василий Быков. Я у него спрашивал, кто я вообще? — Давай как- то тебя обозначим (Быков).

Какой у тебя стиль?

«Ты вообще литератор», – Быков

«Литератор — сложное слово и его никто не знает», — Аккерман: «Может публицист»?

«Какой ты на х** публицист!» (Улыбается), — Быков

«Ну публицист по крайней мере известное слово», — Аккерман 

Вот так я стал публицистом. Допустим писатель или поэт — это прям тяжелое слово.  Может, когда я сдохну, кто-то скажет: «Этот чувак был поэтом». (Смеется) Ведь поэт это не просто так!

Да, поэт это что-то значит…

    Да, да, поэт прямо реально что – то значит! (Улыбается) Я просто пишу текст. А если появляется рифма, то она сама появляется. Я, когда пишу прозу или стихи, то она либо появляется, либо нет. Лика Кремер говорит: «Ты когда пишешь прозу, все равно пишешь стихи».

Откуда ты берешь материал, из личных наблюдений или же это веяние моды и общества, рассказы друзей?

    Нет, это не мода, я пишу то, что у меня внутри, в душе дергается.

    Я работаю примерно так: задаю себе вопрос: “Что меня бесит, либо что меня восторгает?”  А потом рассуждаю и получается либо ярость, либо тотальная любовь.

Середины у тебя нет?

   Нет, какая — то определенная середина есть, но я не очень люблю середину.  Середина — это никак! Я сторонюсь середины. Это звучит примерно как нормально. Вот когда мне говорят: это нормальный «чувак», я сразу думаю, что-то тут не так!

Когда пишешь, кто или что тебя вдохновляет? Может быть это любимая женщина, которая выступает в роли музы или определенное настроение, состояние души.   

    Меня почему-то вдохновляют новые переезды. Новые эмоции. Потому что все меняется. Где бы я не путешествовал, к вечеру прихожу в отель и стараюсь  выдать текст.

   А еще прям очень, очень вдохновляют женщины. (Улыбается)  Особенно после любви. Сразу может выйти два текста.

Тексты о любви или о чем — то отрешенном?

   Нет, появляется вот этот грязный стиль, особенно после секса. Образно говоря, я начинаю мочить. Достаю «калаш», заряжаю и начинаю прям стрелять в экран.

Что тебе помогает найти вдохновение?

   Я ищу, я слушаю себя постоянно. Это своего рода механизм, который нужно понять. Как и от чего это идет. Ты слышишь какую-то музыку, делаешь какие — то действия, которые могут происходить до или после, или во время. К примеру,  ты ломаешь ногу или нюхаешь цветы. Это все триггеры. И начинаешь потом  все выстраивать из каких-то ритуалов, так, чтобы вдохновение пошло.

   Мастер — это тот, кто умеет этим пользоваться и умеет управлять. А если вдохновение управляет тобой, то ты не мастер. Да, ты будешь “пописывать”, может быть тебя кто-то и прочитает.  А вообще надо сидеть писать и не ссать. ( Смеется) 

  И самое главное — найти все редакции, которые есть, даже самые пошлые и отправлять им.  И кто — нибудь один да откликнется, как Вася.

Он один из немногих, кто разглядел в тебе талант?

    Да, он дал мне платформу для творчества, на которой я могу тренироваться.  Дал все, что знал.

   Я очень сложный в этом плане. Мне нельзя сказать: «Чувак иди и сделай»! Меня надо подтолкнуть, чтобы я пошел и подумал. Он меня подтолкнул. Дай Бог ему здоровья. Попасть к Васи Быкову — очень большой успех. Если хотите войти в публицистику, то Вася очень крутой тренер.

Это не каждому дано: научить. Ты бы смог передать кому — то свои знания и умения?

  Нет, это не каждому дано. Не знаю. Я бы наверно сейчас бы сам научился чему — нибудь. Может быть лет через 20. Я пока не уверен, что я сам могу.

В своих рассказах, блогах ты затрагиваешь остросоциальные темы. И скорее всего это кого-то задевает. Много ли ты получаешь критики, негативных отзывов и гневных сообщений?

     Три года назад, когда я начинал все это, было очень много шума, прям очень много шума. Дело в том, что люди немножко культурно подросли. Они начали понимать, что я-то здесь не всерьёз. 

     Раньше очень много людей не видели грань между тем, когда я иронизирую, а когда говорю серьезно. В этом и была проблема.  А сейчас все мы растем культурно, всё чаще стали ходить в театры, больше ездим за границу.

     Ирония и сарказм это то, что принадлежит странам первого сорта. Ты можешь смеяться над  собой, когда ты уже всё пережил и твои детские амбиции переосмыслены. Все эти понты уже давно прошли.

IMG_1384 (1)

В твоих текстах есть какой-то посыл, который ты хочешь донести до женщин или для общества в целом?

   Да, да, конечно, даже в своих самых критичных и хейтерских статьях я делаю это намеренно.

Чаще всего ты рубишь правду — матку и используешь нецензурную лексику, а так же довольно грубые и дерзкие выражения…

   У меня нет проблем со словами.   Я пишу, что чувствую. Понимаю, что бывает хорошо, а бывает зае**сь. Это разные вещи, я знаю, что такое хорошо и что такое отлично, а когда прям совсем пи***то . Понимаете это невозможно чем-то заменить: очень-очень-очень хорошо написать? На мой взгляд, это уже как-то пошло получается! Это часть речи. (Улыбается)

Сейчас наоборот стараются отходить от матерного сленга, который ты используешь, для многих это чуждо.

   Чем культурнее человек, тем проще воспринимает, потому что у него больше осознание того, что матерный язык это часть речи, разговорной речи.  Я разговариваю на языке людей. Все же вокруг матерятся. Просто они не готовы в этом признаться, а я готов.

Для многих людей складывается стереотип, что писатели и поэты должны быть примером для подражания. К примеру возьмем образ Пушкина.

   Да, конечно, безусловно, писатели являются примером для подражания. Но Пушкин и другие тоже матерились. Просто тогда не было видео, что бы заснять! (Улыбается)

Они не публиковали откровенные материалы. Получается твои произведения это новое поколения в литературе?

   Я думаю, что дело не в поколении. У них не было таких коммуникаций, не было интернета.  Я думаю, что если бы Пушки сейчас жил, был бы еще хлеще.  Так что я, может быть, еще сладенький. Поверьте мне, я правда думаю, что если у них там был бы Инстаграм какой-нибудь, то мы бы открыли их темную сторону.

Как ты относишься  к книгам? Сейчас мало кто читает.  В основном все перешли на видеоблоги в интернете, аудиокниги.

Я читаю.

Ты не боишься, что электронный формат заменит книжки?

Да, заменит, но не для моего поколения (прим. Аккерману 28 лет), мы будем читать! Многие едут в метро и читают. Я считаю, что это вопрос поколений. Тем, кому сейчас 18 лет, наверно, не читают. Это прогресс. Что с этим поделать.  Я не “против” и не “за”.   Лично я буду читать книги.

Я очень много переезжаю. Переехав  в Москву, спустя 5 лет я понял, что буду здесь жить дольше, чем планировал. И когда есть время, покупаю все свои любимые книги и просто складываю их на полку.

Кто твой любимый автор?

   Я не могу сказать, что я прям чтец. Ну, наверно, Берджесс. Это один из самых выдающихся авторов, которого я читал на английском. На русском его лучше не читать. Нужно найти правильный перевод. В идеале лучше всего читать в оригинале.

   Я очень люблю, когда авторы не просто рассказывают истории, а когда писатель настолько талантлив, что заигрывает с языком.

У тебя есть поэты, писатели, которым ты подражал или хотел быть на них похож?

  Нет, я давно уже не читаю художественную литературу. Я ее перечитываю, изучаю. Последнее, что я перечитывал — это «Тошнота» писателя Жан-Поля Сартра. Это моя книга.  Я сижу прям с ручкой, подчеркиваю, выписываю. Чтоб вы понимали он не писатель, а философ.

    Я вообще полгода назад перестал писать.  Решил сделать перерыв. Понял, что за последние три года я только и делал, что писал. А читать иногда хочется, очень хочется.

   Дело даже не в художественной литературе, я больше люблю читать философию, научную литературу для того, чтобы просто получить новые знания.

Как ты применяешь новые знания из области квантовой физики в своем творчестве?

Если мне нравится какая-то идея, мысль, теория, я начинаю над  ней думать, анализировать. 

   По сути, я пишу текст. Кто-то видит в этом просто смешной текст.  Кто-то наслаждается языком этого текста.  А кто постарше понимает, что это банальная мысль. 

   Я пишу  простым языком. Просто беру и без ху**и начинаю говорить, чтобы меня поняли.

    Вот сейчас, например, не каждый может сесть и прочитать «Антихриста»?

«Антихрист» достаточно сложное произведение и не все его понимают.

Да, а я беру и объясняю простыми словами.  И мне это нравится.  У меня есть новый блог: «Исскуство без ху**и», где я рассказываю интересные истории о произведениях искусства, картинах простым  языком. Многим становится интересно и они хотят сходить в «Третьяковку», найти и посмотреть на эту картину. Это не те скучные и нудные экскурсии, которые проводят в музеях. (Смеется)

Копия akkerman_platon14458

У тебя есть еще один блог «Падре Аккерман».  Как я понимаю, прототипом которого стал персонаж из сериала: «Молодой папа».

   Да, есть такой персонаж, но сейчас я отошел от него. Нет, это не персонаж из сериала. Он родился из фольклора.  Это было где-то в компании. Я подумал, почему бы и не попробовать. А вдруг зайдет! И оно зашло. В основном выкладываю в сторис в Инстаграме, а не делаю отдельные видео.

Многие люди считают это богохульством.

Это  вообще не про это. Дело просто в образе человека, в его сущности.  Просто пародия.  Я просто взял какого — то человека и приземлил.

Есть какой-то определенный человек, которого ты приземлил или это про религию в целом?

   Как говорит Невзоров Александр Глебович: «Есть один Кирилл». (Смеется) Хотя Кириллов много!

   Нет, я просто за основу взял человека. Московского человека. Московского священника. Недавно моя подруга прислала фотографию, где стоит поп с пакетом от GUCCI.

Да, я видела, как священники выходят из  ЦУМа с пакетами.

  Именно из ЦУМа с пакетами от GUCCI.  Ну а почему нет? Ведь он человечен. И если у него есть такая возможность и он зарабатывает нормально. Явно его зарплата больше чем у меня. Я  в ЦУМ не захожу и не покупаю GUCCI. Бог, он все видит! (Шутит)

Какое твое отношение к религии?

   «Антихрист» одна из моих любимых книг. (Смеется) Нет, на самом деле, я просто не религиозен.

Христианские праздники ты отмечаешь? Например, Пасха или Рождество?

    Да, праздники отмечаю! У меня есть какая-то вера. Я понимаю, что дело не в каком-то конкретном чуваке, который сидит там и заправляет.  Типа Зевса. Накосячил, получай молнией в зад, а если  ты хороший, то живи дальше! (Смеется).

    Я думаю, если Бог есть, то создавал он это все с юмором. Иначе было бы не реально. Если я даже что-то сказал не то, он поржал вместе со мной. (Смеется) 

    А вообще если серьезно, то Бог — это какая — то энергия, которую мы все чувствуем в себе. И этой энергии не нужна моя свечка.

Можно ли назвать тебя атеистом?

   Нет, я не атеист. Мне не нужны посредники между мной и Богом. Я могу сам излагать свои мысли. Я могу говорить напрямую с Богом. Каждый привык на что-то опираться. Я стараюсь опираться больше на себя и свое внутренне ощущение. 

IMG_1360

Что бы ты посоветовал начинающим писателям?

  Не бояться! Не бояться пробовать, не бояться делиться! Не бояться, что будут критиковать и скажут: «Ты бездарное ху** о!».

Сейчас многие пишут. Что потом? Куда идти с этими текстами? Тем более, что сейчас каждый второй — блогер!

   Просто закрыться дома и писать, писать, писать. А потом делиться в соц. Сетях, на публицистических сайтах. Рассылать в типографии.

   Что значит: каждый второй блогер? Где они пишут? В инстаграме, на фейсбуке?! Это не блогеры.

    Писать — это самое сложное. Мы когда смотрим на текст, нам не нужно учиться смотреть или слушать. Нам надо научиться читать. А если ты способен завоевать внимание публики своими закорючками, то ты молодец.

В общем и целом ты нашел свой контент?

   Да, да. (Смеется) Я к тому, что надо не бояться и писать постоянно. А не то тебе сегодня пришло вдохновение, а завтра нет, и ты одно стихотворение в месяц выпускаешь. Нет чувак, ты закрываешься дома и пишешь!

Пишешь прям до потери сил?

Да, закрываешься дома и ходишь с антенной и ищешь свое вдохновение. Не оно должно управлять тобой, а ты им.

IMG_1455 (1)

Ходят слухи о том, что скоро выходит твоя книжка?

Да-да-да, в ближайшее время должна быть.

О чем она будет?

В нее мы соберем  всю работу за три года. Я думал мало написал, а оказалось нет. В нее войдет самое лучшее. Примерно будет собрание публицистики.

Какие у тебя планы на ближайшее будущее, кроме выпуска книги?

    Мы с Полиной Максимовой готовим программу. Стихи на двоих. Так как у меня не четыре стиха, а чуть больше. (Улыбается) Объединим все это вместе.

Это будет видео формат?

Нет, будем ездить по городам.

Давать гастроли?

   Хорошее слово, я хотел сказать «чесать», но в целом да. (Смеется) Это более дипломатичная история.  Сейчас хочу выпустить книгу и сделать программу. А так задумок очень много.

Ты строишь грандиозные планы. В общем работы будет много на ближайшее время?

   Да, работы будет много, и она интересная. Я хочу уйти больше в формат видео. И вообще вы меня сейчас поймали в какой-то такой переход.

Устал или хочется попробовать себя в чем то новом?

   Да, я немного подустал.  Я занимался речами и еще много чем. Сейчас у меня появилась возможность заниматься стихами и прозой. Не статейными заказами, а просто творить. И плюс я начал выступать. Больше стал работать над блогом без ху**и. (Улыбается)

Да, этот блог достаточно популярен. И вообще достаточно годный контент.

   Да, я буду делать ещё больше выпусков. Проблема в том, что никто не хочет его шарить!

Почему?

   Потому что стесняются. Я как порно хаб. Все меня смотрят, все читают, лайкают, но сказать об этом стесняются. Все очень боятся за свою аудиторию. Типа очень много мата, смотрят дети.

Как тебя пропускает цензура? Или она у нас вообще отсутствует?

  Где? В Инстаграме? Там ее нет. А если в статьях, то я не матерюсь, там везде стоит звездочка.

Есть ли разница между выступлениями в Москве и в Питере?

   Да, в Москве, скажем так, проще выступать, все аккуратничают.

Мне казалось наоборот: Москва более злая, «хабалистая» и прямолинейная.  Питер ведь культурная столица.

    Нет, наоборот, в Питере говорят, что думают. Агрессивнее что ли, прямо в лицо.

    В Москве гораздо проще выступать. Я сейчас говорю про тусовку медиа окружения. Про тусовку Садового  кольца. Тут все деликатнее, все облизывают друг друга. Я когда выступаю в Питере, нервничаю гораздо больше. Если там моя программа прошла, то в Москве она пройдет по любому. (Смеется) 

   В Питере люди более спокойно выражают свое “фи”. Потому что они себя уже считают культурной столицей. И не боятся выражать свои мысли, им не надо ничего доказывать.

Благодарим Василия за интервью и желаем ему творческих успехов!

 Автор: Калинкина Юлия.                                                                                                                                                                         Редактор: Пахомова Анна

Добавить комментарий