Куда уходят деньги в фонде Навального? Политика

Как сообщили «Известия», депутат Государственной Думы Олег Дягтерев направил запросы о проверке финансово-хозяйственной деятельности Фонда по борьбе с коррупцией Алексея Навального на предмет наличия преступного состава — мошенничества. Прокуратуре Российской Федерации и Министерству юстиции предстоит проверить утверждение Дягтерева, утверждающего, что пожертвования, которые оппозиционеры собирали с россиян под предлогом борьбы с коррупцией, могли быть использованы на личные нужды. Как сообщает депутат, «анализ расходов фонда показывает, что почти 90% средств потрачено не на борьбу с коррупцией, как провозглашено фондом в его обращении за пожертвованиями, а на оплату персонала, аренду, бухгалтерские услуги, аудит, хозяйственные и иные нужды, не имеющие ничего общего с первоначально заявленными целями».

История с нецелевым расходованием денежных средств начинается с апреля 2013 года. Именно тогда Алексей Навальный в блоге опубликовал, что на счета фонда сторонники перевели в порядке дарения 8 521 597 рублей.

«Формально вы дарите мне эти деньги, поэтому они попадают в необлагаемый доход. Эти средства я сразу перевожу на счета Фонда», — писал тогда Навальный.

Давайте рассмотрим подробнее вопрос о налогообложении благотворительных фондов. Вопреки распространенному мнению, согласно ст. 143 НК РФ, благотворительные фонды признаются налогоплательщиками НДС. Однако, согласно пп.12 п. 3 ст. 149 НК РФ операции по передаче товаров (выполнению работ, оказанию услуг) безвозмездно в рамках благотворительной деятельности в соответствии с Федеральным законом «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», за исключением подакцизных товаров, не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) на территории Российской Федерации.

Законодательно претензии Дягтерева можно оценить как обоснованные. Действительно, у жертвователей есть право на согласования с ними расходования направленных средств. Так, при получении целевых поступлений на определенную программу перечень расходов по ней должен быть согласован с жертвователем или грантодателем. Использовать эти средства на другие цели можно только с их письменного согласия. Жертвователи имеют право определять цели и порядок использования их пожертвований. Порядок учета денежных средств в благотворительном фонде регулируется общеустановленными нормативными документами, основными из которых являются порядок ведения кассовых операций. обязаны составлять сметы, а также финансовый план. Таким образом, при направлении жертвователем средств «на борьбу с коррупцией» не совсем правомочно расходовать их на «иные хозяйственные нужды». В связи с этим, обращаю внимание жертвователей, что внесении целевых взносов обеспечит большую прозрачность при их расходовании.

В поддержку Олега Дягтерева выступил также депутат Государственной Думы Олег Пахолков — он тоже считает, что деятельность фонда Навального необходимо изучить: «Считаю, что разбираться нужно, потому что Навальный надел маску спасителя от коррупции, который избавит всех от этого зла. При этом в момент его предвыборной кампании, когда он шел в мэры Москвы, он ездил на автомобиле, средняя стоимость которого 8 млн. рублей. Ему носила костюмчики пачками его прислуга».

Напомню, что согласно Инструкции о порядке рассмотрения обращений в органы Прокуратуры РФ, если депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации направил запрос Генеральному прокурору Российской Федерации, он рассматривается как обращение и разрешается в соответствии с требованиями чч. 2 и 3 ст. 17 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Согласно данному нормативно-правовому акту, органы Прокуратуры должны безотлагательно (а при необходимости получения дополнительных материалов — не позднее 30 дней со дня получения обращения) дать ответ на депутатский запрос и предоставить запрашиваемые документы. Что ж, будем ждать заключение органов прокуратуры по данному поводу.