Мошенничество: политическое или экономическое преступление? Политика

Вчера Следственный комитет в лице В.И. Маркина опубликовал на официальном сайте сообщение о возбуждении уголовного дела по ч. 3,4 ст.159 УК РФ (Мошенничество в крупном и особо крупном размере) в отношении Александрины Маркво. Как информирует СК проводом для возбуждения дела стали подозрения в том, что финансировании московской оппозиции осуществляется за счет бюджетных средств, полученных ЗАО «БЮРО17» и ООО «Слава» в рамках исполнения государственных контрактов на проведение мероприятий, направленных на повышение престижа чтения в парках Москвы и творческих конкурсов, в Главном следственном управлении проведена процессуальная проверка.

Связь с оппозицией Александрины Маркво обусловлена тем, что ее гражданский муж Владимир Ашурков, с которым ныне она совместно проживает в Великобритании, являлся одной из центральных фигур в Фонде борьбе с коррупцией Алексея Навального.

Следственным комитетом установлено, что в 2010-2014 годах ЗАО «БЮРО17», фактическим руководитель которого являлась Маркво, заключило с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям 7 государственных контрактов на общую сумму 13 млн. руб. и с Департаментом средств массовой информации и рекламы г. Москвы 9 государственных контрактов на общую сумму 51 млн. руб.

В обязанности Маркво входили услуги по организации и проведению мероприятий, направленных на повышение престижа чтения в городских парках отдыха Москвы, а также конкурса литературных анонсов.

Один из эпизодов, где по версии СК присутствует состав действий мошеннического характера следующий: при организации одного из этих мероприятий в 2012 году Маркво на безвозмездной основе использовала инфраструктуру, созданную за счет налогоплательщиков города и уже находившуюся на территории парка. Однако в официальных отчетах было указано об аренде помещения и понесенных в связи с этим затратах в размере более 2 млн. рублей. Поскольку никаких реальных затрат на аренду помещения Маркво не произвела, следствие полагает, что они были похищены и использованы ею в своих личных целях.

Следователям удалось установить участие в мероприятиях Маркво сторонников оппозиции платной основе. В частности, в распоряжении следствия оказались документы, согласно которым Михаил Шац и Татьяна Лазарева в 2011 году получили от ЗАО «БЮРО 17» гонорар в размере 1 миллиона рублей. Однако, по словам Маркина, обстоятельства получения этих денег «никто из них вспомнить не смог». Также следствие сообщает о сотрудничестве Маркво с Борисом Акуниным, Львом Рубинштейном и Виктором Шендеровичем, которые отказались давать показания по данному делу. Маркин указывает, что подобная реакция заставляет задуматься, чем же таким занимались эти лица в проекте, организованном Маркво и ее доверенными людьми, к которым относится и Владимир Ашурков, получивший скандальную известность в связи с предвыборной кампанией Навального.

Отмечу, что статья 159 УК РФ ч.4 предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. Причем, тюремное заключение по данной статье может быть вполне реальным. К данном контексте вспоминается судебный прецедент по делу Михаила Ходорковского, которому было предъявлено обвинение в частности по п. «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ. По данной статье суд приговорил его к 7 годам лишения свободы, по совокупности приговоров Ходорковский получил 9 лет колонии общего режима. Еще одно сходство с делом Маркво – перечисление денег на деятельность политических общественных организаций. Как утверждает Следственный комитет, средства, полученные мошенническим путем Маркво перечислялись на деятельность Фонда по борьбе с коррупцией Алексея Навального. В свою очередь, предполагалось что средства, полученные Михаилом Ходоровским перечислялись на деятельность МОО «Открытая Россия». Здесь налицо подмена понятий политических и экономических преступных составов. Мошенничество по своей сути есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, является само по себе нарушением российского уголовного права и рассматривать Маркво и Ходорковского как жертв политики не представляется возможным. Данная позиция подтверждается Европейским судом по правам человека, в который по данному вопросу отправлялась жалоба Михаилом Ходорковским. ЕСПЧ счёл, что не была нарушена статья 18 ЕКПЧ, касающаяся политической подоплёки уголовного преследования Ходорковского и Лебедева. В пресс-релизе, выпущенном ЕСПЧ, говорилось: «Ни одно из обвинений против заявителей не касалось их политической деятельности. Обвинения, выдвинутые против них, были серьезными, в них было здравое зерно. Таким образом, даже если в деле и присутствовали неподобающие мотивы, это не давало заявителям иммунитета от уголовного преследования и не делало все уголовное преследование, с начала до конца, нелегитимным, как это утверждали заявители».

В завершении хотелось бы отметить, что дело Александрины Маркво обещает быть достаточно интересным. Возможная проблема при осуществлении следственных действий – это проживание Александрины вместе с Владимиром Ашурковым в Великобритании. Тем не менее, грозящее Маркво вполне реальное тюремное заключение должно стимулировать ее на приезд в Россию и дачу показаний СК.