Польша забыла о своем погибшем президенте Новости,Политика

01
Дмитрий Журавский
вчера в 20:02
Посол страны в России категорически игнорирует вопросы строительства мемориала

В Польше продолжается волна скандалов, связанных с различными памятниками. Под раздачу попадают и мемориалы советским войнам, и памятники, дорогие сердцу самих поляков. Например, на днях разразился конфликт между Польшей и Францией из-за памятника папе Римскому, Иоанну Павлу II, который родился в Польше.

Сам памятник находится во французском городе Плоэрмель. Но местные власти хотят убрать с памятника крест. В ответ несколько польских бизнесменов предложили перенести его из Франции в Польшу. Но дальше обещаний дело не зашло.

На обещаниях и пустых словах строится и позиция Польши касательно мемориала жертвам катастрофы, в которой погиб президент страны Лех Качиньский. Летом правительство страны направило официальную ноту протеста из-за проблем с доступом к месту трагедии и возможным строительством на месте падения самолета.

Дело в том, что земля, в которую собственно и врезался самолет Качиньского, теперь принадлежит частному лицу. Разумеется, не только пятачок у всем известной березы, но и прилегающая к нему территория. Польская сторона считает, что Россия в лице собственника земли препятствует свободному доступу к месту трагедии. А в конце августа в связи с этим МИД Польши вручил послу РФ ноту протеста. В октябре польские журналисты назвали происходящее «ответом на снос советских памятников». Корреспонденты «Реадовки.ру» решили разобраться в ситуации и съездили на место трагедии. А заодно и пообщались с новым владельцем земли (кстати, этническим поляком) Александром Сыревичем.

И тишина в ответ

— Александр, добрый день. Как вы прокомментируете заявления польской стороны о том, что вы ограничили доступ к мемориалу?

— Никто и ничего не ограничивал. Мы (ООО «Век» — прим. ред.) действительно установили забор и ворота, но этому есть причины. В скором времени возобновит свою работу аэродром «Северный». И это требование и администрации аэродрома, и руководства расположенной рядом военной части. По-другому поступить мы просто не можем.

Раскопки, так испугавшие поляков

Что касается доступа — и на воротах, и на установленном перед ними шлагбауме есть табличка с номером телефона. Если кому-то нужно попасть к мемориалу, он просто звонит по нему и предупреждает. Охранник находится буквально в соседнем здании. К тому же территория оснащена камерами видеонаблюдения. Каждый день с 8 утра до 7 вечера ворота открыты.

Закрывали мы доступ, только когда на территории проводились геодезические работы. Там работал экскаватор, и сделано это было ради безопасности самих посетителей. К слову, если находились желающие посетить территорию, то мы всегда находили компромисс.

— А что с возможным строительством?

— Ничего строиться здесь не будет. Просто по этой земле пройдет газопровод. На данный момент все проведенные работы — геодезия. И проводили мы их за несколько сотен метров от места падения самолета. К слову, я несколько раз письменно обращался к представителю польского консульства Иоанне Стшельчик. На первых порах у нас было взаимопонимание. Госпожа Стшельчик была довольна нашим сотрудничеством, но позже перестала выходить на связь. В переговоры по поводу строительства мемориала я не лез — это все-таки политический вопрос. О прокладке газопровода я также предупреждал ее письменно, но ответа так и не последовало. Так же, как и на последующие обращения.

Скажу честно, самый удобный для нас маршрут пролегает как раз через нынешний мемориал. Но из уважения к польской стороне мы избрали другой маршрут.

— Что об этом думает польская сторона?

— Повторюсь, все мои обращения остаются без ответа. Их принимают в консульстве, но отвечать мне не считают нужным. А я, к слову, представитель компании — собственника земли. Когда в Смоленск приезжал польский консул, я пытался связаться с ним через Иоанну Стшельчик. В ответ она заявила мне, что он не заинтересован в общении со мной.

А после, уже из СМИ, я узнаю о том, что чему-то препятствую. У меня в Польше до сих пор живут родственники. Кстати, этнически, я сам отчасти поляк — часть моих родственников перебралась сюда именно из Польши. Когда я приезжаю к ним в гости, мы часто говорим на эту тему. Когда я объясняю, как на самом деле обстоят дела, они довольно сильно удивляются. Все-таки в местных СМИ заявляют абсолютно другое.

Все виноваты, кроме пана

— То есть, идти на контакт польская сторона не хочет?

— Абсолютно. Доходит до смешного: собственник земли спрашивает разрешение на выполнение каких-либо работ у третьей стороны. А последняя даже не затрудняет себя ответом. А мы, к слову, ежегодно платим за эту землю налоги.

Дальше — больше: после того, как мы проложим здесь линию газопровода, мы обязаны предоставить в администрацию города план благоустройства. Мы пытались согласовать с консульством даже его, предлагали свой вариант временного мемориала: красивая аллея, 96 камней с табличками, на которых написаны имена погибших, подсветка. А потом приезжайте, стройте свой вариант. Мы готовы предоставить землю в аренду за символическую плату. Но полякам все равно.

От редакции: с приходом к власти проамериканской партии «Закон и справедливость» в одной из крупнейших стран Восточной Европы стали происходить странные дела. Правительство страны обвиняют в нарушении свободы слова и прав журналистов. Чего стоят только заявления об ограничении доступа журналистов в здание парламента, вылившиеся в бессрочную забастовку, которую объявили члены остальных партий.

Появляются конфликты и с другими странами, в том числе и вышеупомянутое «бодание» с Францией. Для Евросоюза нынешняя Польша — кость в горле. А бонусом к этой истории идут и действия правительства страны, являющиеся банальной провокацией. Складывается ощущение, что польская сторона вспоминает о своем погибшем президенте в исключительных случаях. В остальное время поляки предпочитают не помнить ни о Лехе Качиньском, ни о мемориале жертвам авиакатастрофы.

https://readovka.ru/news/27058

Добавить комментарий