Шалом*, «царь Салтан» Культура,Новости

*Шало́м (ивр. ‏שָׁלוֹם‏‎) — слово на иврите, означающее мир.

Может использоваться в качестве общего приветствия,

причём и при встрече, и при прощании.

 

Певец и ранний подъем в четыре часа утра, вещи не совместимые. Однако, наши привычки и желания не всегда совпадают с производственной необходимостью. В очередной раз наш театр, имени народных артистов К.С. Станиславского и Вл.И  Немировича-Данченко удостоился чести быть приглашенным на гастроли в Израильскую оперу.  Многие из гастролеров уже бывали на Святой Земле, для кого-то знакомство с удивительной страной обещало много новых эмоций. Тем не менее, трепет и особое волнение испытывали все.

Началось все стандартно: сборы оперной труппы возле любимого театра, отъезд в Международный аэропорт Домодедово, длительная таможенная проверка и индивидуальное собеседование сотрудников компании El Al (Израильские авиалинии).  Немного поясню: данная авиакомпания считается самой безопасной в мире и имеет свою специфику перевоза пассажиров, а именно, абсолютно с каждым проводится собеседование, включающее такие вопросы как:  кто собирал чемодан, что везете, бывали ли Вы в Израиле ранее, намерены ли с кем-либо встречаться и передавать посылки и т.д.. Именно этими самыми беседами и чрезмерными проверками, обеспечивается абсолютная безопасность на борту данных авиалиний. Миновав все выше перечисленное, отправляемся в путь.

Земля обетованная встретила нас изнуряющей жарой (плюс 37 градусов по Цельсию). Для русского человека, живущего в средней полосе России, весьма непростое испытание. Не успев прийти в себя, забросив чемоданы в отель, мы отправились в оперный театра Тель-Авива на первую репетицию спектакля.

На полторы недели гастролей  приходилось девять спектаклей и три репетиции, довольно сложной в исполнении оперы  «Сказка о царе Салтане» Н.А. Римского-Корсакова. Измученные сборами, перелетом, таможней и прочими  «радостями» заграничной поездки, мы с головой окунулись работу: репетиции, которые, безусловно, необходимы, так как размер сцены не совпадает с привычным в Москве, акустика в театре тоже иная и прочие технические моменты требовали особого внимания.

Израильский оперный театр

Израильский оперный театр

Хочется отметить, что гастроли, это, прежде всего, полезно для самого спектакля, так как в виду ежедневного повтора одного и того же музыкального материала, в него привносится что-то новое. Опера, которая на родной сцене за десять лет начинает превращаться в статичную, вяло текущую музыкальную конструкцию, на гастролях  приобретает новую жизнь. Некоторые новшества добавились в спектакль, чтобы проявить уважение к принимающей стороне и немного порадовать израильского зрителя. Одним из таких дополнений стала реплика Коршуна: «Умираю», произносимая на иврите. Что весьма умиляло  израильскую публику. Немалых трудов стоило пребывание на сцене в костюмах, накладных бородах и париках, не рассчитанных на такую жару.

Миновав первые, самые сложные представления, мы получили выходной.  И, конечно же, воспользовались им в полной мере. Кто-то поехал в Иерусалим, кто-то на Мертвое море, а кто-то в Вифлеем, чтобы поклониться месту рождения Спасителя.  Я же расскажу об удивительном дне, подарившем радость прикосновения к святыням и наполнившем сердца благодатью.

Храм Гроба Господня. Иерусалим

Храм Гроба Господня. Иерусалим

Рано утром небольшой группой, мы направились в Иерусалим, сокровищницу культуры: Елеонская гора, Гефсиманский сад, храм Гроба Господня. Вся земля Израиля – святая история. Неописуемый трепет вызвал храм Успения Богородицы, находящийся в Гефсимании у подножия Елеонской горы. Красота, сочетаемая с аскетизмом храма не способны оставить равнодушным никого, кто с верой в сердце спускается к Гробнице Божьей Матери. Далее, пройдя по Скорбному пути Спасителя, именуемому Via Dolorosa, попадаем в центр всего христианского мира — Храм Гроба Господня. Не смотря на огромную массу людей, ежечасно посещающих Храм, оказываясь внутри, чувствуешь умиротворение, сочетающееся с волнением и ужасом, осознавая на ЧТО! Спаситель пошел, ради рода человеческого. Мне довелось бывать здесь ранее, но и на сей раз я получил много новых знаний и впечатлений. Прикасаясь к камню бичевания, кажется, слышишь свист плетей истязающих тело Христа. В пределе Храма, принадлежавшем Православным грекам, священник рассказал, что действительно, некоторые паломники слышат свист и заверил, что это не слуховые галлюцинации, а Божья благодать, проникающая  в сердца верующих людей, посещающих Храм Гроба Господня не только как историческую достопримечательность, но и как святыню Христианства.

Далее наш путь лежал на Реку Иордан. Миновав тоннель из Иерусалима, мы попали в совершенно иную климатическую зону. Голая пустыня, сухой воздух и изнуряющая жара. Однако Иордан встретил нас прохладой и буйством красок. Своеобразный оазис в пустыне. Окунаясь в священных водах места Богоявления, ощутимо касаешься тайны всех времен.

Река Иордан

Река Иордан

Святая Земля – сложносочиненная. Вифлеем, где родился Спаситель, принадлежит Палестине, река Иордан поделена между Израилем и Иорданией, иудеи живут по соседству с мусульманами. Подобный контраст поражает и восхищает одновременно.

Счастливые и утомленные, больше не от усталости, а от эмоций и радости прикоснуться к истории, мы направились в отель, чтобы на следующий день, с новыми силами дарить израильской публике свое искусство. Впереди еще было пять спектаклей. Замечу, что зритель в Тель-Авиве был настолько теплый и приветливый. По завершении каждого спектакля, аплодисменты не стихали довольно длительное время. Все девять спектаклей прошли с большим успехом.  И вот настало время возвращаться домой в Москву. Но каждый из гастролеров в душе надеется, что в скором времени сможет вновь побывать  в этой удивительной стране.

 

Член Российского творческого союза работников культуры

Андрей Балыбердин

Добавить комментарий