«Территория» открыла свои тайны человечеству… Кино,Новости,События в стране

Суровый геолог Чинков (Лавроненко), человек с именем и незапятнанной репутацией, отказывается от всех соблазнительных возможностей и уезжает на Чукотку, где вопреки всеобщему мнению надеется найти золото. Вместе со своим товарищем Монголовым (Бероев), молодым специалистом Баклаковым (Добрыгин) и небольшой группой соратников Чинков упорно трудится над этой задачей, снаряжая все новые экспедиции, осваивая труднодоступные горы и реки, и в итоге ценой самоотверженных усилий и долгой работы золото в районе все-таки находит. Почти три часа экранизации советского романа «Территория» последовательно рассказывают о том, как это происходит, — и оно того стоит.

Молчаливые мужчины в унтах и грубой вязки свитерах идут по тундре, зимуют в снегу, пьют чай, заваренный в банках на костре, составляют отчеты и борются, борются, борются — с обстоятельствами, начальством, стихией. Добрая треть фильма — это живописные вариации на тему «маленький человек на фоне великой природы». Одинокая фигурка полярника пересекает зеленеющий горный склон, размеренно шагает по необъятному горному хребту, сплавляется по реке — к счастью, у съемочной группы Александра Мельника было достаточно вертолетов, чтобы показать Русский Север во всей красе. К счастью, когда обилие живописных пейзажных съемок начинает совсем уж напоминать фильмы National Geographic, режим пейзажа сменяет режим портрета. После полутора часов видовой баллады сценарий сводит героев вместе на полярной станции, чтобы сосредоточиться на их личных историях. Появляются столичная журналистка Сергушова (Кутепова), исследователь-краснобай Гурин (Цыганов), пара-тройка второстепенных сюжетных линий, но главное — «Территория» наконец меняет регистр, превращаясь в драму. Суровые геологи начинают ошибаться, переживать, теряться и вообще, насколько возможно, вести себя по-человечески, словно в контрапункт грандиозному пейзажу. Если закрыть глаза на мелочи вроде злоупотребления закадровой музыкой и романтическими диалогами, в сухом остатке получится, что «Территория» — красивая попытка снять киноэпос о советском времени, который делает вид, что исторический контекст-то здесь и ни при чем. По этой части к ней, впрочем, как раз вопросов хватает.

kinopoisk.ru

Роман Олега Куваева вышел в 1973 году и для своего времени стал книгой знаковой — серьезная, суровая, неизбежно романтическая история о геологах, если верить рассказам современников, тогда многих вдохновила на выбор профессии. Мельник (который получил образование гидролога и сам работал на полярной станции) рассказывает, что именно по этой причине уже одно слово «территория» открыло ему многие двери: при изначальной поддержке Сергея Шойгу идея поставить роман вдохновила Министерство природных ресурсов, менеджеров «Норильского Никеля», выделивших те самые вертолеты, и других инвесторов, вложившихся в пятисотмиллионный проект. Режиссер прямым текстом говорит, что хотел воскресить советский миф и помочь решить проблему «нехватки кадров на Севере» — и вот на этой территории о фильме становится как-то грустно думать. Миф, воплощенный Куваевым, от установок, которые в своей версии дает Мельник, конечно, сильно отличается — примерно как 1973 год отличается от 2015-го. И трудно представить, что сегодня этот героический рассказ на фоне великого пейзажа кого-то по-настоящему на что-то вдохновит.

Рецензия: Наиля Гольман

Корректировка: Сергей Шилинйн