Владимир Леонов: «Нам нужен еще один титульный турнир… Посоветуемся, сделаем заявление» Новости,Спорт

Глава минспорта РТ в интервью «БИЗНЕС Online» подвел итоги водного чемпионата и оценил готовность Татарстана к буму плавания

С завершением турнира среди ветеранов «Мастерс» Казань накануне окончательно проводила в историю водный мундиаль. Побывав в редакции «БИЗНЕС Online», министр по делам молодежи и спорту Владимир Леонов рассказал, какую репутацию удалось создать Казани в спортивных кругах, оценил результаты татарстанцев и поблагодарил всех, кто ходил на соревнования, за высочайшую культуру боления.

Владимир Леонов: «У казанцев есть внутренняя доброта, и она передавалась всем, кто был на трибунах или же принимал участие в стартах»

«НАМ УДАЛОСЬ ПОДНЯТЬ КАЗАНЬ НА ОЧЕНЬ ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ»

— Владимир Александрович, подведите итоги чемпионата мира. Что не получилось из того, что планировалось?

— Получилось реально все и даже больше из того, что мы могли себе представить. Каждое утро нам приходил мониторинг СМИ, как и во время Универсиады. Когда была Универсиада, появлялись негативные моменты. Признаю, реально были некоторые недочеты. Но сейчас у нас, тьфу-тьфу-тьфу, все прошло на высочайшем уровне. Несмотря на то, что чемпионат получается бесконечным — три недели с учетом «Мастерс». Понятно, что у организаторов действует правило «сам себя не похвалишь, никто не похвалит», но тут совсем другая история. Хвалят все. К примеру, в пятницу здесь был Андрей Воробьев — губернатор Московской области, заехал в Деревню, и там сидели ребята, которые участвовали в «Мастерс». Им лет по 70, они уже успели проехаться по этим чемпионатам, но у них одни эмоции, даже нет слов. Так их никто никогда в жизни не принимал, они говорят: «Это можно сравнить с Олимпиадой, но и то нужно подумать». Это высочайшая планка, когда положительную оценку дают люди, у которых есть большой опыт. Все спортсмены, которые приехали сюда, элита мирового спорта, остались мегадовольными. Были созданы все условия для того, чтобы они прекрасно провели здесь как спортивное, так и обычное, регулярное время. Спасибо всем ведомствам республики, городским службам. Без личного участия Виталия Мутко, Рустама Нургалиевича, Ильдара Шафкатовича и Ильсура Раисовича мы бы не смогли провести чемпионат на столь высоком уровне. Спасибо волонтерам — они большие молодцы, их было гораздо меньше, чем на Универсиаде, но их уровень был реально очень высок. Отдельно, конечно, нужно выделить дирекцию — всему профессиональному коллективу, который благодаря чемпионату удалось сохранить как наследие. Стоит выделить и телевизионщиков, у нас была шикарная телевизионная версия турнира.

«Без личного участия Виталия Мутко и Рустама Минниханова мы бы не смогли провести чемпионат на столь высоком уровне»

— Сколько телеканалов показывало турнир?

— Сигнал шел в 107 странах. Работало более 80 телекомпаний. У кого-то были студии, у кого-то комментаторские позиции. На «Казань Арене» прямо на пандусе делали студии, которые постоянно менялись. Было очень много не только онлайн-трансляций, но и нарезок лучших моментов, репортажных съемок. То есть Казань была красиво показана, особенно когда шли соревнования по хай-дайвингу. Потрясающе, просто потрясающе — других слов нет. Нам удалось поднять наш город на очень серьезный уровень. Была показана именно красота нашей столицы.

— Сколько людей смотрело телетрансляции?

— Нас смотрели более 4 миллиардов зрителей. Точно. Журналистов было около тысячи человек.

— Причем многие наши иностранные коллеги буквально спали, пока не началось плавание.

— Ну плавание — это титульная дисциплина. Даже «Мастерс» — там всего 3 тысячи участников, из них 2 тысячи пловцов. На основном чемпионате 42 комплекта медалей разыгрывалось в плавании. 2 тысячи спортсменов приехали на чемпионат из 190 стран мира — это рекорд, не уверен, что его удастся повторить в Будапеште. Во-первых, нам повезло, что чемпионат был квалификационным турниром к Олимпиаде в Рио, поэтому была очень серьезная география и лучшие спортсмены приехали сюда, в Казань. Была сложная политическая ситуация, многие страны хотели бойкотировать приезд не столько в Казань, сколько в Россию, но здесь можно поблагодарить ФИНА. Они пригласили всех представителей делегаций к себе в штаб-квартиру и сказали: «Господа, это квалификационный турнир к Рио. Вопросов нет, можете не приезжать. Но тогда забудьте про Олимпийские игры». Этот административный ресурс сработал. Могу также сказать, что у команд был интерес приехать в Казань, в Россию, потому что люди много слышали о городе. Универсиада сыграла очень серьезную роль, потому что был такой фид-бэк от спортсменов, которые уже были в Казани. Делегации приезжали с мыслями: «Что же там такое? Мы же ни разу здесь не были».

«Казань была красиво показана, особенно когда шли соревнования по хай-дайвингу. Потрясающе, просто потрясающе — других слов нет»

Я первые дни встречался с главами делегаций. Сначала увиделся с американкой и канадкой — их делегации приехали первыми. Они уже 20 лет возят делегации на различные чемпионаты. Я встречался с ними на второй день, мы пошли по набережной, зашли в ресторанчик. Во-первых, они были приятно удивлены, что к ним пришел министр, никогда такого не было. Мы поужинали, я начал расспрашивать, какие есть проблемы, вопросы. Они уже перешли на ты и сказали: «Не представляешь, все шикарно. Все для нас. Каждый, кто встречает, хочет оказать нам максимальный комфорт». Им понравился безвизовый въезд. Это, говорят, супер, никто никуда не ходил. Такая система была отработана на Универсиаде. Второе: мы встречали их уже в московских аэропортах, были отдельные коридоры с волонтерами. Они прилетали на территорию России — и все, не заморачивались. У них багаж шел отдельно, с лентой. В Казани они садятся в автобус, едут в Деревню, и пока они проходят аккредитацию, багаж уже приходит. Механизм был отработан опять же благодаря Универсиаде.

— Ни у кого ничего не пропало?

— На самом деле, были пропажи по авиакомпаниям, что составило от общего объема 0,02 процента. Мизерный объем, но весь этот багаж нашелся…

Третье: им понравилась Деревня. Впервые в истории чемпионатов мира по водным видам спорта мы заселили спортсменов в Деревню атлетов. Было очень много скепсиса, мол, какая Деревня, мы все живем в отелях. Но за три месяца до чемпионата мы провели встречу, и главы делегаций посмотрели, что же все-таки такое эта Деревня. Кто был тогда, все приехали в Деревню. После нескольких дней проживания в Деревне спортсмены начали друг с другом общаться. Все те, кто жили в отелях, начали говорить: «А почему мы не живем в Деревне?» Многие уже приезжали туда просто пообщаться, потусоваться, узнать, что это такое.

— Платили ли они за еду и проживание в Деревне?

— Да, был определенный взнос. У нас и на Универсиаде платили, мы должны организовать им транспорт, проживание, питание.

— В отелях все равно дороже вышло?

— Однозначно. Это и было преимущество Деревни — снижение расходов.

«Преимущество Деревни — снижение расходов»

«ПРИЯТНО УДИВИЛИ НАШИ БОЛЕЛЬЩИКИ»

— Было видно, как болели за сборную Украины по синхронному плаванию, что приятно удивило.

— Это важный момент. Удивительно, на каком высоком уровне была культура боления. Это не только мое мнение, это отмечают и спортсмены, и рефери, и остальные. Все поддерживали спортсменов, вне зависимости от их национальности. Всем вставали и аплодировали. Я был в Шанхае и Барселоне — соревнование заканчивается, люди уходят и не дожидаются церемонии награждения. У нас все, выиграл россиянин или не выиграл, сидели и ждали церемонии награждения. Заставить людей ждать невозможно. Просто они приходят на соревнования как на праздник, это для них хорошее времяпрепровождение. У казанцев есть внутренняя доброта, и она передавалась всем, кто был на трибунах или же принимал участие в стартах.

— Сколько всего приехало человек в Казань в эти дни? Есть противоречивые данные.

— Есть цифра 120 тысяч. Мы ее еще будем уточнять, на основе заполняемости гостиниц и продаж билетов на поезда и самолеты. Я могу также сказать о билетной массе. В продаже было 400 тысяч билетов, а реализовано было 350. У нас ежедневно огромное количество людей — по 20, 25 тысяч — было на объектах. Из них 50 — 60 процентов — это жители Казани, 10 процентов — иностранцы, где-то 20 — 25 процентов — приезжие люди со всех регионов России. Очень много билетов было продано онлайн. В последний уикенд было невозможно кого-либо поселить в гостиницах — все места были забиты.

«Помимо чемпионата мира по футболу нам нужен еще один крупный, титульный турнир. Думаю, что, пообщавшись с заинтересованными людьми, мы сделаем определенное заявление»

У нас в команде работает серб Ранко. Мы его пригласили на работу в Казань после Универсиады 2009 года в Белграде. Год назад он перевез в Казань семью. Отдал детей в школу. Сегодня они свободно говорят по-русски. На его вопрос жене: что мы будем делать дальше, ведь чемпионат заканчивается? Она ответила: «Не знаю, как ты, а я точно остаюсь здесь с детьми, это лучшее место. Ты можешь, конечно, ехать куда-то и работать. Просто высылай тогда мне деньги. Я буду жить в Казани».

— Эффект «вау» — это понятно, все узнали о Казани. Но что по факту? Останутся бассейны, например.

— Все бассейны были в аренде. Но Рустам Нургалиевич принял решение, что мы эти бассейны как наследие оставляем. Один отправляем в Набережные Челны — нам есть за что поблагодарить город: там школа по синхронному плаванию, наша воспитанница оттуда. Один бассейн оставляем в Казани, он будет при училище олимпийского резерва в Кировском районе, где «Олимпиец». И есть еще по одному бассейну 33×25 метров, мы принимаем решение, куда их отправить, но думаю, что в один из районов республики. Сейчас мы проектируем с минстроем, это в любом случае будет круглогодичный формат. Помимо самого бассейна будет некий административный комплекс.

 

«ГОТОВЫ К БУМУ ПЛАВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ»

— Сборная России провалилась, если оставлять за скобками выступление синхронисток.

— Тут я не уполномочен комментировать. Мы сидели с Виталием Леонтьевичем. Он очень сильно переживал, я ему говорю: «Мы за это не отвечали, мы готовили своих спортсменов». Я считаю, что татарстанские спортсмены хорошо выступили.

— Шаг вперед сделали?

— Шажище! Многие отобрались в Рио-де-Жанейро, будем продолжать. Еще ряд спортсменов могут отобраться на квалификационных турнирах. Я считаю, что Саша Красных — чемпион. Он, во-первых, в такой компании был в финале. Потом в эстафете был второй и чуть-чуть не зацепил медаль. Красавец, есть будущее. Никита Шлейхер тоже, он прыгает с этими монстрами, а ему ведь только 17 лет. Он не поломался, такие прыжки там сделал.

— Можно сказать, что Яна Мартынова заканчивает карьеру?

— Знаете, в спорте все развивается поступательно. Она самая титулованная наша спортсменка, но всегда нужно идти дальше. Есть очень молодая поросль очень перспективных ребят. Мы будем их поддерживать, они знают мое отношение к этому виду спорта. Наши ребята сделали на этом чемпионате максимум из того, что могли. Я даже про ватерполистов так же могу сказать, потому что водное поло у нас, к сожалению, не на том уровне находится. Они боролись. Я ходил на игры и видел, что они выжимали из себя максимум из того, что могли сделать.

«Сейчас мы делаем мониторинг всех наших спортшкол, особенно по водным видам спорта»

— В сентябре люди массово пойдут на секции. Готова ли республика к этому буму?

— Сейчас мы делаем мониторинг всех наших спортшкол, особенно по водным видам спорта. Вы знаете, что у нас республиканская школа открыта, и мы прирастем еще бассейнами. Несколько было открыто летом, еще один скоро откроется в Чистополе. В республике будет 172 — 173 бассейна, есть необходимые ресурсы, чтобы развиваться. Пригласили тренеров, дали дополнительные ставки. Мы готовы к этому буму. По водным видам спорта мы выросли инфраструктурно, и нам надо это использовать. Если понадобятся дополнительные ресурсы, наше министерство и руководство республики поможет, чтобы вовлечь молодежь.

— Через 10 — 15 лет мы станем лучшими в плавании?

— Сейчас плавание входит в Топ-5 популярных видов спорта в республике. Помимо хоккея, футбола, волейбола, баскетбола. Это опять же вопрос инфраструктуры, людям есть где заниматься. Нужна, думаю, пятилетка, чтобы вышел какой-то результат. Те, кто у нас есть сейчас, дадут результат в ближайшие год-два. Все, что от нас зависит, мы будем делать. У нас принята программа, каждый спортсмен и тренер на счету. Можете встречаться, никто не скажет, что мы что-то недоделали. Они все обеспечены и понимают, что надо давать результат.

— Что дальше? Казань привыкла к большим спортивным событиям.

— Нас впереди много всего ждет. На мой взгляд, помимо чемпионата мира по футболу нам нужен еще один крупный, титульный турнир. Думаю, что, пообщавшись с заинтересованными людьми, мы сделаем определенное заявление.

http://www.business-gazeta.ru/article/138867/

Фото: ru.kazan2015.com