Зачем отставному генералу Секирину нужна политика? Новости,Политика,Региональные Новости

podpisi.net

С августа все окрестности Ногинского района или, так называемый 14-й избирательный округ Московской области, был завешаны плакатами  «За Евгения Секирина!».

Интеллигентный седой человек казался единственной альтернативой прозаседавшемуся депутату от «ЕР» Ивану Жукову и «боевой домохозяйке» от «СР» Светлане Жилиной. Генерал-майор МЧС, который пошёл в политику, болея всей душой за район, быстро набирал очки. И, правда, кто, если не он может изменить ситуацию?!
Впрочем, у тех, кто давно знакомы с Секириным, его успех эйфории не вызывал. Бывшие соратники Евгения Игоревича знали: за внешней добротой и мягкостью прячется жёсткий карьерист, который ради достижения цели не пожалеет близких. Все помнили, как он стал городским депутатом, заскочив в уходящий поезд. Без агитации, без встреч с людьми он умудрился сесть в депутатское кресло. Со слов помощников генерала Евгения Секирина, помогли в продвижении связи в Подмосковном правительстве. Почти 8 лет он проработал в федеральном центре МЧС России, затем – возглавлял Главное Управление МЧС по Московской области. А там и Воробьёв (отец нынешнего губернатора), и Шойгу (нынешний министр обороны) — все рядом.
Выборы в Московскую областную думу для Секирина вдруг стали не так просты. Привыкший просчитывать каждый шаг, впервые он ошибся. Секирин Евгений отказался от праймериз («всё равно, там всё решено»), и пошёл вразрез с партией власти. А правительство взяло – и не поддержало его. Да, Ванька Жуков выжил из ума, он крайне непопулярен среди избирателей, но что ждать от самовыдвиженца, который перед выдвижением даже не посоветовался? Впрочем, предвыборная кампания началась. С интригой и даже до определённой степени честная. Для агитации генерал набрал волонтёров из числа бабушек и бывших подчинённых, друзей друзей и общественников, не довольных ситуацией в Ногинске. Евгений Секирин говорил про идеалы и великие перемены, где-то в перспективе обещал деньги и решение проблем, а после садился на свой «Лексус» с блатными номерами и уезжал в дом за трёхметровым забором.
Вместе со всеми бегали курсанты Спасательного центра, бывшие подчинённые и товарищи по футбольному клубу. А вот жители его городского избирательного округа не слишком крепко взялись помогать: за два года секиринского депутатства обещаний оказалось больше дел. Даже на встречи с завравшимся депутатом они выходили неохотно.
Впрочем, в какой-то момент агитация замерла. Встречи с людьми прекратились. Генерал-бунтарь ждал переговоров с правительством, отступных за то, что он снимет свою кандидатуру с областных выборов. Настоящей целью Евгения Игоревича было не кресло депутата Мособлдумы (кататься из Ногинска в Москву на заседания думы – удовольствие сомнительное), а кресло главы района. По иронии судьбы Вадим Рейтер некогда служил в подчинении Секирина, и на муниципальной службе прыгнул выше, чем отставной генерал. Подвинуть менее опытного в придворных интригах Рейтера, взять в свои руки Ногинский район вместе со всеми управляющими компаниями, тендерами и федеральными программами – такая игра стоит свеч.
Только одного Евгений Секирин не рассчитал: областные власти, хоть и сами пинали Рейтера, но коней на переправе менять не захотели. По решению политического блока Подмосковного правительства кандидата в депутаты сняли через суд, за якобы поддельные подписи. Здесь бы и поставить точку. Карьеристу Секирину показали, что нужно учитывать всех игроков, что нельзя бесстыдно использовать административный ресурс, тем более, давя авторитетом и прежними моральными долгами. Только по нашей информации, сейчас генерал пытается продвинуть свои управляющие компании и договориться за влияние в городе. И снова – силами общественников. Видимо, генерал обладает какой-то гипнотической техникой: жители Ногинска снова ему верят. Они снова впрягаются ему помогать за светлое будущее, за своё советское прошлое, за коммунизм в отдельно взятом Ногинске. Стоит ли? По нашей информации, Евгений Секирин не расплатился даже с людьми из своего предвыборного штаба. Агитаторы ещё месяц ходили в бывший штаб, просили выплатить им обещанные копейки. Можно как угодно относиться к выборам, но всё-таки, это труд. Бабушки и студенты ходили по улицам убеждали проголосовать за бравого генерала не потому, что искренне ему поверили, а потому, что это подработка к пенсии или стипендии. Сначала генерал Секирин уехал за границу, потом сказался больным, потом – перестал отвечать на звонки.
Русские любят сильную руку. В связи с этим даже существует стереотип – человек военный наведёт порядок. Но пример Евгения Секирина – иллюстрация другого явления: человек военный умеет ступать по головам, и его лучше вовремя остановить.

Добавить комментарий