Как лечат во временном госпитале в питере

Временный госпиталь в «Ленэкспо» благодаря соцсетям обрел славу в считаные часы. Его проверкой уже занялась прокуратура. Пациенты, которые там находятся, отмечают один плюс — хорошее питание.

В Смольном отвечают, что содержание в госпитале больных новой коронавирусной инфекцией и тех, у кого диагноз не подтвержден, объясняется ненадежностью тест-систем. Зараженными на всякий случай считают всех. Сюда привозят и больных в легкой форме, у кого нет возможности нахождения дома в отдельном помещении. Отпустят, только если докажешь, что кроме тебя в помещении никого не будет. поговорила с теми, кто оказался в «Ленэкспо».

Петербурженка Янина Семенова пыталась забрать из временного госпиталя в Гавани пожилого отца, так как опасалась за его жизнь. «Мой отец — онкобольной, — рассказала она . — От пневмоний он страдал постоянно. Он лежал в Александровской больнице и должен был выписываться. Но в больнице обнаружили коронавирус. И папу отправили в больницу на Гастелло. Там его опять накрыла пневмония, которой он постоянно болел. Врачи делали ему МРТ, анализы, не могли поставить точный диагноз. 1 мая мы приехали за отцом на выписку. И доктор сказал мне, что у него подтвердился коронавирус — результат теста, который брали у папы за неделю до этого, пришел положительным. Надо было сделать второй тест и дождаться результата. Нам сказали: «Мы подержим его несколько дней и отпустим 5 мая». Но 5 мая его не отпустили. Я дозвонилась до врача. И мне сообщили, что и второй тест пришел с положительным результатом. А ночью его вывезли с Гастелло и отправили в «Ленэкспо».

У отца Янины Семеновой нет с собой никаких лекарств, в Александровской больнице он прошел четвертый курс химиотерапии. «Мы хотим забрать его домой, у нас есть возможность изолировать его в отдельной квартире. У него начались нарушения речи, он стал вялый, обессиленный. Человеку 72 года», — говорит Янина.

Как стало известно , представители администрации Петербурга созвонились с Семеновой и решают вопрос о переводе ее отца в более подходящее учреждение. «К сожалению, в разгар эпидемии медицина лишена возможности быть сервисом. Но также очевидно, что именно в такой момент люди напуганы и нуждаются в повышенном внимании. Там, где того требует ситуация, подключаемся и помогаем решать проблемы», — пояснила «Фонтанке» руководитель пресс-службы губернатора Инна Карпушина.

Елену Хохрину перевели из Покровской больницы, где она лечилась от пневмонии, в «Ленэкспо» 6 мая. «В принудительном порядке, без добровольного согласия меня и ещё 2-х соседок по палате перевезли сюда», — рассказывает она.

Женщина отмечает, что в помещении — холодно, чувствуется подвальный запах, а некоторые пациенты демонстрируют странное поведение: одного из мужчин все время приходится выгонять из женского туалета, в соседних «загородках» постоянно кричит какая-то женщина, некоторые пациенты не останавливаясь часами ходят по проходу, как маятники. Изоляции пациентов друг от друга как таковой нет.

«Тут даже не боксы, а просто примерочные, перегородки, — рассказала Елена. — Эта перегородка изначально была рассчитана на одну кровать и тумбу, но из-за того, что больных очень много, ставят по две кровати. Нам запретили посылки «с воли». Я спросила у медсестры, можно ли нам попросить у родственников лекарства и теплые вещи. Мне сказали: «Нет». Я приехала из отапливаемой больницы, у меня нет теплых вещей. Сегодня я спала в шапке. У меня недолеченная пневмония. Мне сказали, что сюда меня отправляют на «долечивание». В итоге из всех рекомендуемых лекарств мне дали только антибиотик и отхаркивающее средство. Еще один препарат, противомалярийный, который был рекомендован, не дали. Поливитамины не дали. При пневмонии показана физиотерапия, ее здесь не делают. В моем понимании нас просто принудительно сюда привезли, отказаться от этой госпитализации мы не могли. Здесь много мигрантов. Кормят шикарно, пожаловаться нельзя. Но лекарства, которые рекомендованы врачом в Покровке, нам недодают. Мы готовы приобрести их за свой счет. Передачи запрещены. Когда меня могут выписать, мне не сообщают».

Оксана Кутафина-Шишлова рассказывает, что некоторые пациенты ведут себя странно:

«Мужчина по имени Алексей стягивает памперс на глазах женщин, постоянно заходит в женский туалет, — рассказала она «Фонтанке». — Какая-то женщина все время кричит «Саша!». Помещение огромное. Постоянно работает вентилятор — очень громко, как на заводе. Двенадцать рядов штук по двадцать кабинок. В каждой по два человека. Заходишь — как примерочная, только зеркала нет. Два дня подряд было очень холодно, особенно по ночам. Никаких обогревателей нам не ставят. Я 14 дней лежала в больнице Святого Георгия с пневмонией. Меня лечили замечательные врачи, которые сделали все, чтобы я выздоровела. Они выписали меня домой. Но, так как у меня пятимесячный ребенок, попросилась на обсервацию. Нам предложили для прохождения обсервации пансионат «Заря», а прислали сюда».

Доктор назначил Оксане консультацию пульмонолога, но получить эту консультацию она не может. «Лечащего врача нет. Ходит один дежурный, меряет температуру утром и вечером бесконтактным градусником, — рассказывает женщина. — На четвертый день мне внезапно решили поставить капельницу с каким-то антибиотиком, не объяснили даже, с каким именно. Я отказалась, потому что не понимаю, что они могут вколоть мне. Дают амброксол от кашля и амикрозол. Из жалоб меня беспокоит только одышка».

Как и Елена Хохрина, Оксана отмечает, что кормят очень хорошо. «Мы даже гадаем, из какого ресторанчика нам привозят обеды, на столовскую еду это не похоже», — говорит женщина.

По словам Оксаны Кутафиной-Шишловой, в «Ленэкспо» очень много молодых людей, до 30 лет. Многих перевели из других больниц. «Есть пациенты с подтвержденным ковидом, но их не заставляют даже носить маски, а я не могу носить — в маске просто задыхаюсь. Теперь отсюда, где есть реально зараженные люди, я не могу поехать домой, — говорит она. — Я уже договорилась с родственниками, которые предоставляют мне пустую квартиру: приезжай, в перчатках и маске забирай ключи и живи».

Вечером 8 мая Оксану все-таки выписали. «С сегодняшнего дня пошёл отсчёт моей самоизоляции», — сообщила она на своей стене в социальной сети «ВКонтакте».

В комздраве подчеркивают, что больные новой коронавирусной инфекцией с психиатрическими патологиями в «Ленэкспо» не госпитализируются. Для данной категории больных развернут отдельный корпус Городской психиатрической больницы № 3 имени И. И. Скворцова-Степанова.

В комитете по социальной политике Смольного «Фонтанке» также сообщили, что не знают о случаях вывоза проживающих из психоневрологических интернатов в павильон «Ленэкспо». «Учитывая ментальные особенности и соматические заболевания, проживающих из ПНИ в «Ленэкспо» вряд ли повезут», — добавили в комитете. В Петербурге коронавирус выявлен у обитателей ПНИ № 10.

В комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга подчеркнули, что временный госпиталь в «Ленэкспо» развернут для больных с легкой формой коронавирусной инфекции и предназначен для тех, кто не имеет возможности лечиться дома из-за отсутствия отдельного изолированного помещения.

«Туда направляют пациентов, которые живут вместе с пожилыми родственниками и малолетними детьми или в коммунальных квартирах, — сообщили «Фонтанке» в комздраве. — Конечно, условия размещения отличаются от гостиничных или санаторных, но вместе с тем они удовлетворяют минимальным потребностям: пациенты имеют спальное место, обеспечены качественным питанием и круглосуточным медицинским наблюдением. Нахождение в «Ленэкспо» пациентов с подтвержденной и неподтвержденной коронавирусной инфекцией объясняется тем, что все больные с пневмониями рассматриваются как COVID-положительные в силу того, что лабораторные тесты не обладают 100%-й чувствительностью. Диагноз зачастую ставится по данным компьютерной томографии и оцениваемой врачами клинической картине, что является общепринятой мировой практикой. Выписка пациентов домой происходит только после получения двух отрицательных результатов анализов». Также в комитете отмечают, что жалоб со стороны пациентов на угрозы со стороны других больных руководству временного госпиталя не поступало.